Оккупация: жизнь под крылом войны

17.04.15

Великая Отечественная война никого не обошла стороной. Одни ушли на фронт, другие трудились в тылу или выживали в оккупации. Сегодня, о своей войне рассказывает Лидия Гринюк, подопечная дома-интерната для престарелых и инвалидов.

Лидия Ефремовна с матерью они жили на Украине, в Винницкой области. Там и встретили войну, когда в их небольшом поселке появились немцы.

Лидия Гринюк: «И тут видим, что через жито, этой дорогой с села до нас едут немцы. И нас повыгоняли с того поселка, и мы пошли в другое село».

Собрав свои небольшие пожитки женщины, дети и старики пешком ушли в соседнее село, где нашли приют у чужих людей. Их родной поселок немцы сожгли дотла, скот забрали. Однажды Лида увидела, как немцы гонят по дороге стадо коров, и узнала среди них свою буренку.

Лидия Гринюк: «И мы вдвоем побежали до того стада, и дюже стала мать просить, а я кричать. Мама показывает немцу что «Отдай корову, отдай корову! Одна корова осталась!».

В ответ – только предупредительные выстрелы. Лиде с матерью пришлось бежать.

А впереди была зима. Оставаться у чужих людей дольше была нельзя – в войну каждый кусок хлеба на счету, а чужие рты – обуза. Лида с мамой снова пустились в путь, и в другом поселке их приютила бабушка. Там и перезимовали. А весной начали строить свое жилье, из того, что было под ногами: глины и соломы. Сообща, женскими и детскими руками строили хату за хатой.

Но больше всего в детскую память врезались не немцы и скитания по селам, а голод. Страшный голод, когда, чтобы выжить, откапывали гнилую картошку.

Лидия Гринюк: «И стали добывать эту картошку, они добыли, а она четыре года была в земле, и вся картошка гнилая. До сегодняшней поры, помню как эту картошку мы ели. Рылись мы и добывали такие кусочки, гнилые, но еще держались. И мы этими кусочками, этой картошкой выживали».

А вот хлеб ели лишь однажды. На крыше поезда добрались до западной Украины, там обменяли пуховой платок на две буханки хлеба.

Когда оккупанты отступили, сельчане стали восстанавливать колхозы. И в это время Лида потеряла мать. Тринадцатилетней девочкой она осталась одна, работала в колхозе наравне со всеми не за деньги или продукты, а за трудодни.  Жили бедно, голодно, но дружно. Постепенно жизнь наладилась, Лида переехала в Ростовскую область, вышла замуж, родила сына. Жизнь сложилась, но до сих пор она при упоминании о войне не может удержаться от слез. 

← в рубрику

Предложения по мастер-плану
Варс