Главным было выжить

31.01.14

Исполнилось ровно 70 лет со дня освобождения Ленинграда из кольца блокады. Правду о том, какой ценой далась эта свобода, знают лишь те, кто пережил эти 900 дней. И не любят вспоминать об этом. Даже спустя годы слишком тяжело. Слишком страшно. Мы побывали в гостях у очевидца тех трагических событий, жительницы блокадного Ленинграда Марии Александровны Петровой.

В июне сорок первого ей было всего 14 лет. Погожим летним днём под звуки сирен над городом появились самолёты с крестами.

Мария ПЕТРОВА: «Налетели фрицы, начали бомбить. Мы все повыскакивали – что такое, что? Война. Всё – война началась».

Уже в сентябре город был захвачен в кольцо.  Но жизнь не остановилась. Ленинградцы трудились не только на оборону города. По прежнему работали библиотеки и музеи, не прерывалась работа радио. Заводы и фабрики перешли на выпуск оружия и снарядов. На одном из таких военных заводов, под номером сто три, работала юная Мария.

Мария ПЕТРОВА: «На заводе делали.. Вон «зажигалки» я делала. Молодые.. мы молодёжь была, так нам давали поменьше. Повзрослей которые, те делали снаряды большие. А нам – на «зажигалках» сидели».

Первая блокадная зима стала одной из самых суровых. Холод и голод забирали самых слабых и беззащитных - детей и стариков.

Мария ПЕТРОВА: «Братья были, но они все в блокаду умерли. Два братика и сестрёнка умерла».  Склейка «Братику было одному 11 другому 3 годика, а сестрёнка вообще новорождённая. А чем было кормить?».

Неделю три маленьких гробика стояли в комнате. Не было сил вынести их на улицу. За сэкономленный хлебный паек наняли посторонних людей, чтобы закопать их в снег. Похоронить в земле смогли только весной. Мария осталась с тремя младшими сёстрами и мамой, которая на беду слегла с водянкой. Она осталась единственным кормильцем в семье. Отец воевал на фронте.

Других продуктов, кроме хлеба по карточкам, не было. Да и хлебом было трудно назвать смесь из опилок, отрубей и жмыха. Ходить за ним приходилось далеко, сил дойти за очередным пайком хватало не у всех.

Мария ПЕТРОВА: «Это спасибо, что стояли военные кругом. И как-то вот они ещё подкармливали немножко. Хоть той же баланды принесут. А то вот ушла на неделю, пропала и ни карточек у них, ничего нет».

Ели всё, что было мало-мальски съедобно. На окраине города до войны было много совхозов. От них остался большой ров, куда годами сбрасывали гнилой картофель. Ленинградцы ходили туда зимой с мотыгами и лопатами, собирали картофельный перегной и пекли из него лепёшки.

Фашисты знали про это место и периодически прицельно бомбили его. Многие не вернулись оттуда. Но Марии везло. Её будто оберегал кто-то. Смерть не раз шла за ней по пятам.

Мария ПЕТРОВА: «Несколько раз была под такой бомбёжкой и выбиралась. Вот загонят куда-нибудь в подворотню. Я такая щупленькая была. Я убегу – туда, бац, снаряд».

В апреле их семью отправили в эвакуацию. Лёд на Ладожском озере уже был непрочным и многие машины с людьми проваливались в ледяную воду. Шансов выжить практически не было. Постоянные налёты вражеской авиации, артобстрелы переправы усложняли и без того непростую задачу: вывезти максимальное количество выживших.

Мария ПЕТРОВА: «Перед нами машина ушла под лёд, а наша машина.. назад сдал, успел вовремя. Мы остались живы».

Так Мария осталась в Ленинграде до прорыва блокады в 44-м году. С ежедневными военными тревогами и бомбёжками, к которым ленинградцы уже привыкли. Как привыкли к мучительным поискам еды и  дров для буржуйки, круглосуточной работе на заводах и трупам вокруг.

После блокады Мария Александровна дошла с военными до Польши. Вышла замуж и родила первого сына. Сейчас у неё уже два внука и внучка.

История блокадного Ленинграда сплетена из множества судеб. В этом страшном узоре оборвалось множество нитей. Но город выстоял, уцелел. Это сейчас мы называем это подвигом ленинградцев. А тогда их главной задачей было просто выжить.

← в рубрику

Предложения по мастер-плану
Варс